Травма привязанности

Человек, получивший травму привязанности, всю жизнь пытается обрести устойчивый объект отношений. Очень нужен кто-то заботливый, постоянный, надежный. Когда этот человек был маленьким, его мама и папа должны были быть рядом, принимая и защищая его, помогая справляться с аффектами, как бы собирая их в себя (контейнируя). Мама называет чувства ребенка, отражает его. "Похоже тебе сейчас грустно/ты сердишься, потому что мы не купили тебе барабан. Но я с тобой, и мы справимся с этим разочарованием." Если не было рядом такого взрослого, не учили распознавать чувства и справляться с ними, если мама сама была тревожная или эмоционально отсутствующая (вариантов масса), ребенок не может научиться успокаиваться и понимать, что с ним происходит. И тогда начинаются поиски того, об кого я смогу успокоиться. Идея сладкого слияния с Другим утешает и маячит впереди, как морковка перед осликом, вытесняя остальные интересы. Кажется, что вот тогда-то станет хорошо. Однако парадокс заключается в том, что, получив такие отношения, где понятно, предсказуемо, спокойно, пропадает драйв. Больше не надо искать и страдать. И тогда становится непонятно, что делать с этим новым опытом, где нет накала. Возникает скука, растерянность, раздражение и желание разорвать этот контакт, вернувшись к прежней парадигме страдания и борьбы. Как в сценке: "Держите меня семеро! Сейчас я ему вмажу!... Ээээй! Вы чего меня отпустили?!"

Поиск по тегам
Недавние посты
@2017 Анастасия Гудкова | Клинический психолог, гештальт терапевт | Москва | a.goodkova@mail.ru | +7 (916) 104-04-54